Диана Арбенина: «Дети долго не могли понять, почему я их оставляю»

У Дианы сейчас идет большой гастрольный тур. И хотя каждую свободную минуту певица посвящает своим детям, она все же нашла время для нашего журнала. «У меня вчера был концерт, сегодня выдался свободный день, но уже вечером надо снова улетать. С одной стороны, по выступлениям я соскучилась. Но с другой — очень тоскую по Артему и Марте, хандрю без них, — начала свой рассказ певица. — Они знают, например, что я улетела на шесть концертов. Звонят мне вечером после первого и спрашивают: «Мама, уже осталось всего пять, а завтра будет всего четыре?» И я придумала выход из положения часто по очереди беру их с собой. Они каким-то образом выучили все мои песни, поэтому в зале подпевают и танцуют. У нас сегодня такой жестокий мир вокруг, что  я даже не представляю, как отпустить их одних на улицу. Поэтому пока стараюсь хотя бы чуть-чуть оградить своих детей от внешнего  мира, кошмара, который повсюду.

И стараюсь воспитывать их на прекрасном. Читаю вслух сложные книги, чтобы они могли научиться думать и анализировать. Марта кроме чтения очень любит рисовать и как-то вдумчиво к этому относится. У Артема хороший  слух, чувство ритма, поэтому в школе он посещает кружок барабанов. Разумеется, я отдам детей в музыкальную школу. Гены все-таки проявляют себя (улыбается).

 

«Я стала плакать от счастья…»

Каким вам представляется будущее детей?

Продолжать петь я буду в любом случае. Поэтому хочу, чтобы дети помогали мне на гастролях. Артем, например, первое время мог бы заниматься какими-то мелочами на сцене, а Марта — помогать мне переодеваться, гримироваться, готовиться к концерту. Словом, хочу, чтобы они с детства были ориентированы именно на созидательный труд.

Марта и Артем — двойняшки, а сильно ли отличаются их характеры?

Вообще, я мечтала о сыне. И новость о том, что у меня родится двойня, стала, конечно, шоком. Помню, как пришла на плановый осмотр к врачу и во время УЗ И доктор мне говорит: «Так, у вас будет мальчик, как вы и хотели, а второй…» Я даже приподнялась от удивления: «Что? Какой второй?!» Врач продолжает: «Вторая — девочка!» Сильнее никто в жизни меня не удивлял. И я стала плакать от счастья, потому что даже не мечтала о таком. А врач оказалась с большим юмором и продолжает: «Подождите-подождите, и…» — «Нет, только не тройня!» — закричала я, понимая, что уже и так самая счастливая женщина на свете. В феврале 2010-го дети появились на свет. Имя мальчику я придумала давно, имя Марта пришло тоже без особых усилий. И знаете, я вижу, как дети начинают следовать своим именам, о значении которых я все узнала, конечно. Артему необходимо постоянно говорить о дисциплине, сдерживать его, потому что он очень шебутной. Марта младше Артема на две минуты. И она сдержанная, закрытая, строгая, взрослая и рассудительная, очень трогательно ухаживает за братом, помогает ему одеваться, обуваться. Марта очень прагматичная. Например, сегодня она знает, что если будет себя хорошо вести, то получит мороженое, которое ей обещали. Она, несмотря на то что такая тростинка, очень любит пончики, конфеты и всякие другие сладости. Помню, как первый раз повела их в детский садик. Я поняла, что детей необходимо отдать в садик, чтобы они общались с другими детьми. Но, несмотря на это, стояла под окнами сада и ревела. А внутри плакали Марта и Артем. Дети долго не могли понять, почему я их оставляю. Сегодня же в сад я отвожу малышей спокойно, пытаясь сделать наше расставание классным. Они меня не отпускают, целуют: «Мама, а можно еще в ручку, в щечку?..»

 

«Рада, что родила после тридцати»

Ваше собственное детство было счастливым?

До четвертого класса моя семья переезжала из города в город, и какой для меня была травмой смена школ, поиск новых друзей! К счастью, в детстве это все быстро забывается, и я вновь была счастлива. И вот с этой беззаботностью я с грехом пополам окончила школу. Но если в детстве я мечтала стать ветеринаром — очень было жалко всех бездомных кошек и собак — или репортером — уж очень нравился стук маминой пишущей машинки, — то к тому моменту, когда пришла пора определяться, я растерялась. Хотелось, чтобы меня просто никто не трогал, и совершенно не понимала, что делать дальше. В пятнадцать лет превратилась в невменяемого подростка — начались гулянки, мальчики. И родители сделали все, чтобы вытащить меня из этой развеселой жизни и дать мне высшее образование, — они буквально заставили меня поступить в магаданский педагогический институт на факультет иностранных языков, где я изучала английский и немецкий. Я проучилась там три года, но потом оказалась в Питере, влюбилась в этот город, бросила учебу. Потом поступала заново — уже в петербургский университет на филфак. Но в итоге я стала рок-музыкантом. У меня, увы, нет вокальной школы за плечами. Я пою так, как поют люди везде. Как ваши родители, не имеющие отношения к искусству, приняли ваш выбор? Мама с папой при этом далеко не сразу приняли этот мой выбор в жизни. Они думали, что у меня будет серьезная профессия, хотели, чтобы я каждый день ходила в какую-то организацию и вечером возвращалась бы домой. Сегодня, спустя много времени, мама иногда ездит вместе со мной на гастроли. Но я не думаю, что она до конца смирилась с моим выбором жизненного пути. Тем более что она знала, какой проходной двор напоминал мой дом, — люди приходили, уходили, оставались ночевать, кого-то я даже не знала. Словом, была такая молодежная, прекрасная, бесшабашная жизнь. Но я не жалею ни о чем. Даже рада, что родила после тридцати, а не шестнадцатилетней, иначе дети были бы несчастными, а мне бы и вспомнить было нечего. Сегодня, конечно, я тоже люблю повеселиться, но уже нет таких запредельных гулянок. После рождения детей у меня определенно началась новая жизнь. И главной задачей стало все успеть. На себя времени не осталось в принципе — я могла умыться в пять часов вечера, забыть позавтракать. Детей кормила грудью год и три месяца, при этом на второй месяц после родов уже стала работать, вышла на сцену. И давала — безумие! — по двадцать концертов в месяц, молоко при этом сцеживала и передавала из тех городов, где работала, домой. Помню, как в аэропорту Америки зацепили какого-то парня, и он взял с собой на борт бутылочку молока, а в Москве его встретили. Год после родов был очень тяжелый — я похудела на28 килограммов. После родов многим женщинам тяжело вернуться в прежнюю форму, но мне ничего специально делать не пришлось — я крутилась как белка в колесе. Сегодня жизнь вошла в свою колею и стала проще?

В плане семьи — да. Что касается музыки, то я работаю так же много!

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Полезные советы