Батырхан Шукенов. Когда умолкнут все песни

/>Обаятельный, стильный, с удивительной, ни на кого не похожей сценической манерой выступления — таким мы впервые увидели солиста группы «А-Студио» Батырхана Шукенова на знаменитых Рождественских встречах Аллы Пугачевой. Его песни «Джулия» и «Солдат любви» вошли в золотой фонд хитов 90-х, которые и сегодня звучат вполне современно. А ведь у Батыра было еще очень много песен -красивых, умных. И очень много планов, которым уже не суждено воплотиться в жизнь.

Как это странно, страшно и несправедливо, что уходят талантливые люди…

— Батыр, ты не расстаешься с саксофоном. Он все время сопровождает тебя в поездках?

Практически всегда. Инструмент — это часть меня и далеко не самая худшая (смеется). Я стараюсь с ним надолго не расставаться: иногда ведь бывает и нетворческая, домашняя жизнь, когда ты закрутишься, завертишься и позаниматься забудешь… Спохватишься, а инструмент на тебя с такой укоризной смотрит: «Чего ж ты, приятель, дурака валяешь?» В общем, в тонусе инструмент держит.

— И в поездках не одиноко.

Да, это настоящий друг. Проверенный (ласково поглаживает инструмент).

— Кстати, о друзьях… Скажи, почему ты ушел из «А-Студио»? Вы казались не просто группой, а коллективом единомышленников, одним целым.

В двух словах и не объяснишь, это такая многослойность событий. История нашего разрыва осталась за кадром, мы не разглашаем подробностей, не выносим ссор из избы. У каждого своя правда. Но самое главное, что прошло время, обиды ушли, мы друг другу все. Тому подтверждение — концерты по случаю 20-летия «А-Студио». Все прошло очень красиво. Участвовали солисты группы разных лек я, Полина и Катя. Мне, например, было очень приятно вновь ощутить эту ностальгическую нотку. Но у меня своя дорога, я занимаюсь своим делом, своим репертуаром.

— И совсем нет сожаления, что ты ушел, а группа и без тебя прекрасно существует? Неужели не было мысли: ну-ну, посмотрю, как они справятся без меня?

Я один из создателей группы. Когда мы начинали, у нас было желание просто заниматься музыкой и творчеством, а не покорять весь мир. Мы были одержимы общей идеей, пронизаны общей энергией. Конечно же, на первых порах мы шли на компромиссы ради общего дела. Но, к сожалению, так бывает в жизни: настает определенный период, когда дальше на компромиссы идти уже невозможно, возникают обстоятельства, которые больше не позволяют существовать вместе. Единство разрушается по каким-то мелочам, у каждого появляются свои интересы, и ты уже ничем это не скрепишь.

Ты спрашиваешь: жалею ли я? Да, отчасти. Я осознаю свои ошибки. Но они мои, выбор сделан и возврата уже нет. Нужно идти своей дорогой

— Звездная история «А-Студио» началась с легкой руки Аллы Пугачевой, которая пригласила вас на свои Рождественские встречи. Как вы вышли на Пугачеву?

В 88 году появилась наша первая песня «Джулия», с которой мы дебютировали в городе Уральске. Когда мы исполняли ее, народ вскочил, начал танцевать, и мы поняли, что нащупали свой фирменный стиль. Потом перезаписали песню в студии — с хорошей аранжировкой — и дали послушать нашим друзьям-музыкантам, которые большой тусовкой под названием «Х-9» ездили по Казахстану. В этой группе был Киркоров, и «Джулия» понравилась Филиппу Бедросовичу. Вернувшись в Москву, он на голубом глазу сообщил Алле Борисовне, что в Казахстане ему подарили песню. Пугачева прослушала запись и сказала: «Я не знаю, кто это поет, но ты эту песню исполнять не будешь».

В апреле 89-го Владимир Пресняков выступал в Алма-Ате, нашел нас и сказал, что Алла Пугачева хотела бы с нами познакомиться. Так мы оказались на

Тверской. Первой фразой было: «Что же это вы дарите песни Киркорову?» А мы и не знаем никакого Киркорова. Он, оказывается, сказал, что мы работаем в кабаке и подарили ему песню. «Это очень смешно», — сказала Алла Борисовна, набрала студию, попросила Кальянова: «Кальяша, а что там у вас Киркоров пишет?»

— «Джулию» пишет». — «Ну, тогда стирай эту «Джулию». Потом сказала: «Ну ничего-ничего, я ему покажу», покурила, села на кушетку, прослушала нашу песню и говорит: «Вот такие песни мне нравятся». Затем набрала Юрия Николаева: «Юрочка, здравствуй, у меня здесь есть хорошие ребята, и их нужно показать по телевизору». И уже в субботу этой недели в Алма-Ате был снят клип. Вот так было.

— Сейчас в современном мире возможны подобные истории?

Ой, не будем о грустном.

— Помню, в клипе вы такие стильные, модные. Прически, рубашки, жилеты. Очень фирменно выглядели. Кто работал над вашим имиджем?

Алла Борисовна. Она все вещи из Лондона для нас привозила. Помню, снимали клип «Белая река». Это Пугачева придумала надеть шапочки и очки фиолетового цвета. Вообще, она очень трогательно опекала нас. Мы часто у нее дома бывали и знаем Пугачеву не телевизионную, а такую, какой она была в жизни. А в жизни она нам и чай поставит и бутербродики сделает. Низкий ей поклон и бесконечное уважение. Да она не только нам помогала — всем музыкантам. Кому-то получить квартиру, кого-то отмазать от чего-то.

— Интересно, сейчас она продолжает это сподвижничество?

Ну, сейчас-то и времена другие и окружение другое, жизнь прежде была не такой, более человечной, и отношения более теплыми, без корысти.

При таких обстоятельствах и рождалась наша история. А вначале ведь, когда мы только создавали группу, ни гастролей не было, ни денег. Все было уже на грани: мы готовы были разбежаться кто куда, да и у жен терпение кончалось -надоело им безденежье. Если бы не Пугачева, пропали бы.

— Вы бы хотели наперед знать свою судьбу?

Ой, нет, конечно же, нет! Есть определенные сферы, которые нельзя трогать. Существуют сакральные веши, и для себя лучше их не знать.

/> />

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Полезные советы