Гвен Стефани. Блондинка в движении

/>Она — та самая Гвен, к которой мы привыкли и у которой всегда все здорово и улетно. Настолько улетно, что появляется искушение лишить себя сна или по уши зарыться в работу, чтобы походить на нее. Возможно, в этом секрет харизмы Гвен (а может, на нее просто подействовал назальный спрей). Как бы там ни было, ее энтузиазм заразителен.

В ней есть много вызывающего восхищение. В 45 лет карьера Гвен идет в гору, как никогда. В прошлом году она записала несколько сольных песен, присоединилась к судейской команде на шоу «Голос» американского канала NBC, триумфально вернулась на Нью-Йоркскую неделю моды и — о да! родила третьего ребенка.В 2015-м успела выпустить альбом. Конечно, процветающее королевство Гвен не возникло в один день. Больше двадцати лет она прокладывала путь в общество избранных своими каблуками-шпильками. Звезда первой величины запускает свою линию модной одежды? Именно Стефани сделала это трендом. Неутомимая Гвен представила собственный бренд L.A.M.B., когда Виктория Бекхэм еще демонстрировала неприличные места в однообразных мини-платьях. Наконец, новая страница в портфолио певицы: коллекция крутых аксессуаров от Гвен отпраздновала свою первую годовщину.

Гвен не может предъявить длинный список поклонников. «Я не выдающийся коллекционер мужчин, — говорит она. — У меня было всего два бойфренда, и за одним из них я замужем!» Ее исповедальные песни о бывшем (многолетний партнер по группе No Doubt Тони Кэнел) и настоящем (супруг Гэвин Россдейл) возлюбленных, возможно, задали тон для другой певицы с алыми губами — Тейлор Свифт, автора хитов о Джоне, Джейке и Гарри. «В этом мы с Тейлор родственные души, -признается Гвен, — она классная».

Благодаря сочинению песен Гвен обрела независимость и стала кем-то большим, чем просто фронт-вумен No Doubt — группы, в которой она пела 25 лет и с которой, по слухам, работает над новым, седьмым по счету, студийным альбомом. «Когда я обнаружила, что могу писать песни, это дало мне такую энергию, какой я никогда раньше не чувствовала. До этого все мои душевные силы забирали отношения. Когда появилось что-то, что я создавала сама и во что можно было вкладывать душу, я почувствовала, что меняюсь к лучшему».

Наверное, единственным поездом, на который Гвен опоздала, был Instagram. «Мне понадобилось время, чтобы приспособиться к нему, — признается она. — Он такой неудобный! Разве это нормально -фотографировать себя на кухне до тех пор, пока не выйдет удачно?» Для новичка у нее много подписчиков- 1,1 миллиона. Ее первый пост, появившийся в прошлом году, был сногсшибателен. Она объявила пол своего третьего ребенка. На фото светящаяся счастьем Гвен в клетчатой рубашке и с короной на голове. Подпись: «Я была готова передать свою корону по наследству. Но, кажется, остаюсь королевой дома. Новый мальчик в компании мальчиков». Судя по ее виду, можно заключить, что Гвен пребывала в состоянии эйфории беременной ска-богини. На самом деле это не так. «Беременность была неожиданной и оказалась настоящим потрясением, — говорит она. — Я чувствовала себя ужасно, меня все время тошнило. По сравнению с предыдущими беременностями я была немного выбита из колеи». Затем последовало приглашение в «Голос».

Для женщины, которая подростком репетировала с друзьями в ангаре нефтяной компании, трудно ужиться с идеей стать частью талант-шоу: «Мне было тяжело принять концепцию подобных шоу, но я нуждалась в какой-то перемене, творческом всплеске. И я почувствовала, что это может внести освежающую струю в мою жизнь». Вскоре она уже сидела во вращающемся кресле, освобожденном Кристиной Агилерой. «Внимательно смотреть все эти выступления и критиковать других очень ответственно. В то же время это новый вид вдохновения, которого я не испытывала раньше. Я не ожидала, что получится так здорово». К слову, она утверждает, что, существуй подобные шоу во времена ее юности, она бы точно не прошла прослушивание: «Во-первых, мой тембр голоса никогда не впечатлял людей. На нашем шоу выступают обладатели потрясающих голосов, способных на такие трюки, после которых ты думаешь: «Bay! Ну и техника!» В реальной жизни люди, оказавшие огромное влияние на музыку, не обладали выдающимися голосами (кроме очевидных исключений вроде Уитни Хьюстон). Например, Принс невероятный певец, но больше благодаря уникальному образу. Он узнаваем с первого вылетевшего изо рта звука, в то время как многие наши участники поют невыразительно. Если нет изюминки, образа, даже с идеальным голосом можно звучать как малопримечательный бэк-вокалист».

Их 12-летний брак один из самых прочных в музыкальном мире. «Мы так много пережили… Просто чудо, что мы вместе все это время», — говорит она. Для нее дороги и моменты, проведенные врозь. «Сейчас Гэвин в коротком туре, и утром он прислал мне такое милое сообщение, — произносит она мечтательно. — Хорошо, когда есть дни, которые каждый может посвятить своим делам. Я думаю, это именно то, что поддерживает отношения: возможность побыть наедине с собой. Особенно это важно для женщин, которым вечно не хватает времени на себя». Я не могу поспорить. Я интересуюсь, продолжает ли она воспринимать Гэвина как остальной мир, который думает: «Боже, как крут этот парень!» «Да! — смеется она. — Раньше я не могла представить себя рядом с таким горячим мужчиной. В школе я не была замкнутым ботаном, но и не имела репутации звезды и души компании. Поэтому не мечтала заполучить подобного красавчика. Да, внешне он очень привлекателен для меня. Это не самое главное в нем, но это хорошее качество… Кроме того, он делает красивых детей!» В этом пункте с ней нельзя поспорить. Сыновья Гвен и Гэвина, 8-летний Кингстон, 6-летний Зума и годовалый Аполло, в сто раз круче, чем другие мальчишки Лос-Анджелеса.

Гвен всегда любила привлекать разную публику в свои проекты. «Чарли Эк Си Экс, Келвин Харрис, Мигель сделали для меня подарок, — она перечисляет тех, кто участвовал в записи ее третьего сольного альбома. — И Сиа — она чертовски гениальна!» Она становится особенно сентиментальной, когда говорит о приятеле и коллеге по шоу «Голос» Фаррелле. Прошлой весной продюсер ее хита Hollaback Girl и последнего сингла Spark the Fire с помощью джедайского приема и заклинаний исхитрился уговорить ее выступить на сцене через два месяца после рождения Аполло. За это она ему особенно благодарна: «Мой первый выезд из дома после родов был на фестиваль «Коачелла» вместе с Фарреллом. На моих глазах он превратился из продюсера мировых звезд в сольного исполнителя. Он очень талантливый».

В отличие от других обладателей мультиплатиновых альбомов Гвен не строит из себя вознесшегося на небеса музыкального мессию. Она искренне восторгается тем, как счастливая рука судьбы щедро одаривает ее. Тем более сейчас, когда она судит и наставляет начинающих певцов на ТВ. «Все девочки на шоу хотят добиться цели, а я думаю: что значит добиться цели? — говорит Стефани. — Во времена детства в Анахайме родители учили нас, что музыка — это хобби. В ней невозможно чего-то добиться. Поэтому я все время в движении, все время стремлюсь куда-то».

Она делает паузу, обдумывая то, что ее по-настоящему волнует. «Это взрыв мозга! В моей жизни никогда не было момента, когда бы я могла сказать: «Окей, я достигла цели. Я номер один». Наверное, это замечательно — чувствовать себя номером один, но не вижу особой беды в том, чтобы не чувствовать себя номером один. Жизнь — путешествие, в котором нужно искать удовольствие. У нее нет конечного результата, потому что у вечности нет конца». Итак, Гвен готова двигаться вперед вечно? О, в таком случае нам с ней очень повезло.

 

/> />

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Полезные советы