Елена Дудич: «Нужно только перестать плакать»

Эта актриса всегда искала себя с отчаянием, с которым заядлый курильщик ищет завалявшуюся где-то в шкафу сигарету. В пылу сумасшедшей влюбленности вышла замуж. Потом так же стремительно сбежала — из Мариупольского театра, где тогда работали блестящие актеры, в Могилев: ее настигла ошеломительная любовь. Она пыталась тушить в себе переполнявшие ее эмоции… По молодости и горячности натуры получалось не всегда: Лена могла высказать в лицо все, что думала, чем завоевывала себе не только друзей.

Ей доставались великолепные роли — в «Трамвае „Желание»», например, но актрисе хотелось чего-то еще более мощного, того, что могло бы дать ей высказаться вслух во весь голос. И она открыла для себя «Оскара» -грустную и светлую пьесу о больном раком мальчугане. Потом «пробила» «Эдит Пиаф», которая завоевала море наград на фестивалях и стала ее визитной карточкой. А в пятьдесят два Елена Дудич и вовсе начала новую жизнь. В пятьдесят два, представляете?!

— Лена, в последнее время вы буквально живете в поездах, курсирующих между Беларусью и Украиной. Вы завели роман?

Да, я завела роман со своей Родиной! У меня мама в Украине, дочь в Украине, и сейчас там сложные времена.

— Вы сейчас напомнили воинственного воробышка. «Эдит Пиаф» — это немножко и о вас, ведь верно?

Это авторский спектакль. Я лет пять болела этой ролью, прежде чем наконец сошлись все карты. Невероятно, но мы с режиссером написали пьесу всего за десять дней! Потому что все уже сложилось в голове. Эдит Пиаф для меня знаковая фигура. Я и в мыслях не смею нас сравнивать. Но, как и она, никогда ни о чем не жалею. И, как бы ни била жизнь, какие бы ни ставила подножки, стараюсь не сдаваться, а идти вперед.

— Кстати, про подножки судьбы. Вы переживали, что, получив театральное образование в Киеве, стали провинциальной актрисой? Многих это ломает.

Совершенно искренне: нет. Где бы еще я могла сыграть 50 главных ролей мирового репертуара?!

— Но у вас все же был очень тяжелый период?

Да, в один момент я потерялась в профессии, в жизни… Был полный внутренний раздрыв, я ни в чем не находила смысла. Знаете, такая кромешная чернота вокруг.

— Как удалось выкарабкаться?

Благодаря «Оскару». Это в самом деле удивительная пьеса, открывающая человеку важные вещи… Я тогда решилась сделать то, на что не могла решиться раньше из-за папы, партийного работника: покрестилась! У нас в Могилеве рядом с театром есть старинный костел удивительной красоты. Вот туда я пришла со всем своим душевным мраком и безысходностью. Вернее, меня Словно привели туда за руку. И все встало на свои места.

— Я знаю, что у актеров в провинциальных театрах крошечные зарплаты. А актрисе нужно выглядеть!

— Мне прежде всего нужно было дочку кормить-одевать! К счастью, у нас с мужем — актером Александром Пьянзиным -были «елки». Вот только я всегда чувствовала свою вину перед дочерью — на Новый год нас никогда не было дома, Дед Мороз и Снегурочка развлекали других детей. А еще, не поверите, — чтобы выжить, я возила по20 килограммовтворога и сметаны на продажу в Петербург и Москву.

— Вместо того, чтобы раскисать…

Я во всем пытаюсь находить радость.

— Лена, у вас жизнь началась заново в том возрасте, когда другие сидят и охают: ой, уже ничего не будет!

Когда Боженька закрывает дверь, он открывает окно. Нужно только не ложиться в постель и не отворачиваться лицом к стене. Когда меня предали люди, которые были мне бесконечно дороги, которым я верила, как себе… Когда я не успевала отворачиваться от пощечин, так много их было, мне вдруг открылся совершенно другой путь. Пришли другие люди и другие отношения. Нужно только перестать плакать, иначе не увидишь света, который впускает Бог. — Вам предложили роль в кино…

Да еще какую! В сериале «Офицерские жены». Это прекрасный фильм по потрясающему сценарию о женской верности. Я перечитывала его пять раз, и каждый раз плакала. У меня роль женщины, мужа которой расстреляли в сталинских застенках. Выйдя из тюрьмы, смертельно больная, она живет ради того, чтобы реабилитировать имя супруга. И — ради внучки, в которой обрела семью. Мне очень повезло встретиться на съемочной площадке с такими талантливыми актрисами, как Оля Арнтгольц и Машенька Порошина. Маша меня вообще поражает: трое детей, спит в поездах из-за вечных съемок, но — всегда улыбка, всегда блестящие глаза, желание помочь…

Я вообще сейчас чувствую себя самым счастливым человеком еще и потому, что через много лет встретилась с любимым преподавателем — Адой Роговцевой. У нее необыкновенная энергия. Недавно Ада Николаевна выпускала новый спектакль и определила мне в нем роль ангела. Сказала: «Мне Господь перед спектаклем посылает ангела. Сейчас это ты».

 

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Полезные советы